ПЕРСИДСКАЯ ЖИВОПИСЬ В СОБРАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА

Дата события: 18.04.2017 Организатор: История исламских народов в составе России Спикер: Адель Адамова, Государственный Эрмитаж

В продолжение совместного семинара Государственного Эрмитажа и ЕУСПб при поддержке профессуры ТАИФ «Ислам и имперское многообразие в коллекциях Эрмитажа» 29 марта в 18:00 в Белом зале ведущий научный сотрудник Отдела Востока Государственного Эрмитажа, автор книг, посвященных персидской живописи, Адель Тиграновна Адамова представила увлекательный доклад на тему «Персидская живопись в собрании Государственного Эрмитажа».

Персидская живопись – один из важнейших видов искусства Ирана, воплощенное прежде всего в персидской миниатюре. Однако персидская рукописная иллюстрация господствовала лишь полтора столетия, в период с XV по первую половину XVI в.

В предшествующий период на территории Ирана большую роль играла монументальная живопись, роспись на стенах дворцов. К сожалению, в Иране практически не осталось образцов этого вида искусства, так как в ходе многочисленных завоеваний иранских городов арабами, тюрками-сельджуками, монголами и турками персидские дворцы неоднократно подвергались разрушениям. Сохранились фрагменты росписей, найденных при раскопках одной из древних столиц Ирана, города Рея (близ Тегерана). Согласно свидетельствам письменных источников, основными сюжетами картин, украшавших стены дворцов, были три главных царских сюжета - битва, охота и пиры.

В коллекции Эрмитажа находится небольшое количество персидских рукописей, поскольку они, в основном, передавались на хранение в Азиатский музей Петербурга или Императорскую Публичную библиотеку. И хотя собрание Эрмитажа насчитывает всего тринадцать иллюстрированных рукописей, среди них находится бесспорный шедевр этого вида искусства - Рукопись «Хамсе».

Рукопись «Хамсе» («Пятерица») - сборник пяти поэм поэта XII в. Низами Гянджеви.

В колофоне этой рукописи указано, что она была создана в Герате в 1431 г. для султана Шахруха, сына легендарного Тимура. В то время как Тимур отдавал предпочтение архитектуре, Шахрух, его сын и визирь Байсонкур очень любили изящно переписанные и красиво иллюстрированные рукописи. На первой странице, то есть на листе , есть записи и печати, указывающие на то, что она сменила несколько владельцев. В 1615 г. она была куплена в городе Хайдерабаде для султана Мухаммад-Кутб-Шаха у сына Мухаммад-Али, золотых дел мастера, за 300 туманов.

1

В «Хамсе» 38 миниатюр и множество орнаментальных композиций и заставок. На титульном листе в центре расположен большой, украшенный тончайшим узором сине-бело-золотой медальон - «шамс» (солнце). Перед каждой из поэм - медальон с ее названием. Рукопись переписана на шелковой бумаге почерком насталик. Почерк четкий и изящный, на 568 страницах рукописи сохраняется единый стиль, один и тот же нажим пера. Несомненно, такую твердость руки и такое мастерство имели только самые искусные каллиграфы.

Итак, «Хамсе» - это сборник из пяти поэм. Первая поэма – «Сокровищница тайн» («Махзан аль-Асрар») является дидактической и содержит в себе рассуждения о благородстве, справедливости и т.д., сопровождаемые разнообразными притчами. Так, следующая миниатюра иллюстрирует притчу о старухе и султане Санджаре.

2

Вторая поэма «Хосров и Ширин».

Данная миниатюра изображает следующий сюжет. Хосров, узнав о том, что где-то далеко живет красавица Ширин, отправляет туда своего друга-художника Шапура, который рисует портрет Хосрова и специально оставляет его там, где обычно гуляет Ширин с подругами. Она видит портрет и сразу влюбляется в молодого человека. Адель Тиграновна отметила, что иллюстрации в рукописи довольно точно передают сюжет, а также близко расположены к строчкам текста.

3

В отношении пространства и изображения фигур художник руководствуется законами иранской живописи, которые совершенно отличны от западных. Интересно, что когда в XVII веке персидские рукописи попали в Европу, европейцы сразу начали переводить стихи Хафиза и Омара Хайама, восхитившись персидской поэзией, однако, миниатюры не производили на них большого впечатления. По мнению западных мастеров, иранские художники ничего не знали ни об анатомии, ни о перспективе. Лишь в конце XIX – начале XX в., когда на Западе начали экспериментировать с линией и цветом, искать новые художественные средства, европейцы смогли по достоинству оценить персидские миниатюры.

Следующая миниатюра изображает историю о том, как Ширин целых семь дней скачет  навстречу Хосрову, по пути она видит ручей, в котором решает искупаться. В это время появляется Хосров и замечает Ширин. Стоит отметить, что, несмотря на то, что с момента написания данной миниатюры прошло 500 лет, краски сохранили свою яркость и сверкание. Дело в том, что краски (лазурит, малахит и др.) разводили на воде, с добавлением большого количества белил, а для того, чтобы они были непрозрачными, их накладывали толстым слоем, затем шлифовали хрустальным шариком. Вода же передавалась серебром, поэтому со временем краска почернела.

4

Следующая поэма «Хамсе» - это «Лейли и Меджнун».

По сюжету поэмы Лейли и Кайс учились в одной школе в Аравии. Если присмотреться к изображению на следующей миниатюре, можно увидеть, что все ученики в классе заняты учением, а Кайс смотрит на девочку, «прекрасную как луна». За эту любовь к Лейли его прозвали «Меджун», то есть «одержимый». Лейли и Кайс принадлежали к разным бедуинским племенам, отец Лейли не позволил Меджнуну жениться на Лейли. С этого и начинаются трагические события поэмы.

5

Несомненно, «Лейли и Меджнун» находит параллели с повестью «Ромео и Джульетта», история столь же печальная и драматичная. Однако заслуживает внимания тот факт, что Низами написал свою историю на четыре столетия раньше.

Итак, сюжет следующей миниатюры. Отец Меджнуна везет сына к Каабе и призывает его схватиться за кольцо храма и молиться о том, чтобы любовь отпустила его, но Меджнун, напротив, стал молить, чтобы его чувство только усиливалось. Мы можем увидеть изображения ангелов, парящих над Каабой и льющих божественный свет на храм.

6

Следующйи сюжет - Лейли в пальмовой роще. Удивительно точно передан не только сюжет, но и настроение стихов.

7

 

 

 

 

«...Есть пальмовая роща в той стране.

Казалось, это блещет в глубине Китайская картина.

Дивной кистью

Рисованы густые эти листья.

Нигде клочка подобного земли

В песках арабы встретить не могли.

И вот Лейли с подругами под сенью

Приветных пальм стоит без опасенья.

Казалось, в изумруде трав возник

Тот движущийся розовый цветник...

Казалось, роза на лужок присела...»

 

 

 

 

 

 

«Хафт пайкар» - «Семь красавиц»

Поэма о царевиче Бахрам Гуре, для которого построен прекрасный новый дворец — Хаварнак, меняющий цвет купола в течение дня. В данном случае художник нарисовал семь куполов разного цвета. Однажды в одной из комнат дворца Бахрам находит портреты семи принцесс из семи разных стран, в которых он влюбляется. Бахрам впоследствии женится на семи принцессах и приказывает архитектору построить семь дворцов для каждой из своих новых жён.

8

Семь жен–принцесс и семь дворцов с куполом определенного цвета. Каждый день Бахрам посещает каждую принцессу, они рассказывают ему сказки-притчи. Переход от более темного замка к светлому и поучительные притчи в данном случае символизирует семь стадий совершенствования души.

9

10

11

12

13

Поэма «Искандер-наме», является творческой переработкой Низами различных сюжетов и легенд об Александре Македонском. Поэма состоит из двух независимых частей «Шараф-наме» («Книга славы») и «Икбал-наме» или «Кераб-наме» («книга судьбы»). «Шараф-наме» описывает жизнь и подвиги Искандера. «Икбал-наме» повествует о путешествиях Александра.

14

Сюжет миниатюры - после долгой осады Александру все никак не поддаются стены Дербентского замка, тогда Искандер посещает отшельника. После молитвы стены крепости рухнули.

15

Сюжет – в путешествиях по Китаю перед Александром ночью на берегу моря предстают сирены.

Адель Тиграновна отметила, что в каждой рукописи, в том числе и в «Хамсе» из Эрмитажной коллекции, есть несколько миниатюр, которые повторяют изображения из более ранних рукописей. Как правило это объясняют тем, что, художники часто переезжали от одного правителя к другому, перевозили рукописи или пользовались шаблонами для облегчения работы. Однако маловероятно, что работа над этой рукописью «Хамсе» проходила подобным образом, ведь она создавалась специально для Шахруха в его придворной мастерской, лучшей на Ближнем и Среднем Востоке.

Итак, Адели Тиграновне Адамовой удалось выяснилось, что в любой царской рукописи есть три-четыре повторения. Это объясняется тем, что в каждой рукописи высокого уровня мастер должен был отдать дань уважения художникам, которые работали прежде, повторить те их произведения, которые уже были признаны шедеврами, а также предложить новые трактовки классических наиболее любимых сюжетов и, обязательно, написать ряд миниатюр на сюжеты, к которым прежде не обращались. Таким образом, традиция подражания персидской миниатюры, также как и поэтическая традиция подражания – это пример того, как сосуществует тесная связь с прошлым с постоянным обновлением.

С XVI века важнейшую роль занимают миниатюры и рисунки на отдельных листах, обычно включавшиеся в альбомы «муракка», которые красиво украшались.

 

Этот рисунок художника Риза-йи-Аббаси «Девушка в меховой шапке» (1602-1603) - один из самых известных образцов персидского искусства в собрании Эрмитажа, в котором насчитывается 144 миниатюры и рисунка.

16

Еще одна работа самого известного художника конца XVI-начала XVII века Риза-йи-Аббаси - это диптих , созданный в 1612 г. Скорее всего, этот диптих служил фронтисписом какого-то альбома. Известно, что картина попала в Эрмитаж в XVIII веке, однако точные обстоятельства неизвестны. Знаменитая картина изображает пиршество юного принца в окружении семьи и друзей на фоне природы.

17

На одном из рисунков из «Альбома Половцова» Эрмитажной коллекции изображен немолодой знатный турок в огромном тюрбане. Несмотря на то, что на картине отсутствует подпись, Адель Тиграновна предположила, что это работа известного художника XVII в. Муина Мусаввира, и что это портрет турецкого посла.

18

Ранее Адель Тиграновна Адамова занималаcь изучением портретов русских послов, которые находятся в одном из альбомов библиотеки Топкапы в Стамбуле, на одном из которых есть надпись «Это портрет русского посла, сделанный по приказу Аббаса I». Там же есть печать Аббаса I.

В попытке узнать больше информации о личности изображённых на картине послов, Адель Тиграновна обратила особое внимание на печать Аббаса I. Ей удалось найти несколько произведений, на которых была поставлена такая же печать. При более детальном рассмотрении оказалось, что это три разные печати. Одна- прямоугольная 995 г. хиджры (1586-1587), другая, со скошенных углом, 996 г. хиджры (1587-1588). Третья печать - 1010 г. хиджры (1601 -1602).

26 

Адели Адамовой также удалось выяснить, что что при введении в оборот новой печати, старая уничтожалась. Таким образом, портреты послов - могли быть написаны в промежуток 1588 -1601 гг. Регулярные посольства России в Иран начинаются с 1588 года. При этом в период 1588 -1601 гг. из пяти отправленных посольств до Ирана удалось добраться лишь двум. Их возглавляли послы боярин Григорий Борисович Васильчиков и князь Андрей Дмитриевич Звенигородский.

Портрет Звенигородского, по-видимому, исполнил Риза-йи Аббаси, придворный живописец Аббаса I, и учитель Муина Муссавира. Многое говорит о том, что Муин Мусаввир видел портрет русского посла, исполненный его учителем, и следовал такому же композиционному решению при создании портрета турецкого посла.

 

Каджарская живопись в коллекции Эрмитажа.

Портреты Фатх Али- шаха Каджара, написанные его придворным живописцем Михр Али, могут быть отнесены к числу самых выдающихся произведений каджарской живописи.

2322

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Две монументальные многофигурные картины маслом хранились в Эрмитажа почти 170 лет в свернутом виде., но Адели Тиграновне все-таки удалось добиться того, чтобы эти картины были развернуты, отреставрированы и выставлены.

24

На одной – сражение русских с персами. В центре – английский офицер.

25

На другой - смотр войск Фатх-Али-шахом, принц Аббас-мирза целует копыто коня шаха. Между двумя шеренгами солдат, одетых в европейские мундиры, музыканты на верблюдах, и так называемые «скороходы».

Каджарскую живопись признали совсем недавно, много лет работы этой эпохи не выставлялись в музеях. Однако, по мнению Адели Тиграновны Адамовой, ничто не отражает так ярко эпоху Каджаров, как живопись. В ней можно проследить столкновение сознательно насаждавшейся архаизации, связанной с претензиями шаха и знати на возрождение могущества ахеменидской и сасанидской эпох, с все возраставшим влиянием западного искусства.

Валерия Панченко

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter