Книги сотрудников ЕУСПб в проекте Republic: ГЛАВНЫЕ КНИГИ XXI ВЕКА

Книги сотрудников ЕУСПб в проекте Republic: ГЛАВНЫЕ КНИГИ XX... Дата события: 23.05.2017 Рубрика: Достижения

Материал опубликован на портале Republic: Проект Republic: самые важные книги XXI века.

Семь книг сотрудников Европейского университета в Санкт-Петербурге включены в список «Главные книги XXI века» по версии издания republic.ru, три из которых выпущены издательством университета.

Редакторы проекта, Анна Наринская, Андрей Бабицкий, Максим Трудолюбов и Борис Грозовский, разделили книги по рубрикам, определив важнейшие вопросы для современности.

Идеи и слова находятся в состоянии постоянного взаимоопыления. Мысль развивается в соответствии с ходом истории, с ее событиями. Книги по-разному перерабатывают, суммируют мысли своего времени, чтобы потом в свою очередь повлиять на развитие мысли. Так что без натяжки можно сказать, что из книг современности можно вывести систему идей современности.

 

В разделе «Муки модернизации» представлены сразу четыре книги:

Вместо того чтобы перейти к демократии и рыночной экономике, Россия за 25 лет транзита построила в лучшем случае авторитарный госкапитализм. Основной целью управления государством стало извлечение и присвоение ренты. Как это могло получиться и есть ли выход?

 

Демократия в России: инструкция по сборке. Григорий Голосов

Это сборник публицистических статей, опубликованных на Republic (Slon). Книга напоминает конструктор Lego с пошаговым руководством: какой выбрать дизайн для новой республики, как выстроить избирательную систему, сколько должно быть партий, зачем они вообще нужны, надо ли избирать губернаторов и мэров, как перейти от имитационно-суверенной демократии к реальной. Очень пригодится будущим строителям демократии в России. Главное в демократии не регулярные выборы, а то, что на них могут проиграть те, кто до выборов стоял у власти. Ждать демократизации от властей – как у моря погоды. К демократизации власть можно только вынудить при наличии сильной политической оппозиции и ее поддержке гражданами.

 

Из огня да в полымя: российская политика после СССР. Владимир Гельман

Гельман описывает российских политиков как рациональных игроков, максимизирующих власть (по силе и во времени) в той мере, в какой им это позволяют другие игроки: соперники, общество, иностранные государства. Нет политика, который откажется царствовать вечно, если общество не возражает. История политики 1990–2000-х годов – ползучая монополизация власти, постепенное сворачивание политических свобод, полученных в революции 1991 года. Важные вехи в этом процессе – Конституция-1993 с огромными президентскими полномочиями и недопущение победы Зюганова в 1996 году. Выработке демократических правил игры в начале 1990-х помешал развал государства. Затем государство консолидировалось, порядок был наведен. Но Россия оказалась в институциональной ловушке: электоральной конкуренции нет, политические решения монополизированы, а изменение статус-кво чревато потерями для элитных групп.

 

Крутые горки XXI века. Постмо­дерни­зация и проблемы России. Дмитрий Травин

Процесс модернизации растянут на столетия и идет в разных обществах с разной скоростью. Нередки откаты. Чем медленнее люди адаптируются к новой реальности, чем сильнее в них патриархальные привычки, тем больше промежутки между реформами. Не сумев адаптироваться к рыночной экономике, сто лет назад российское общество предпочло ему коммунистическую уравниловку. Переход от архаики к современности начался у нас при Екатерине II, и он не завершен. В обществах, прошедших модернизацию, сформирована рыночная экономика, гражданское общество и демократия, население стало интеллектуально, социально и географически мобильным. Эти страны вступили в реальность постмодернизационного общества, разделенного на множество субкультур. Современный мир – поле битвы между постмодернистской частью человечества и обществами, отказывающимися от «постмодернизации».

 

Силовое пред­прини­ма­тельство: экономико-социологический анализ. Вадим Волковпред­прини­ма­тельство: экономико-социологический анализ. Вадим Волков

Россия в начале 1990-х годов была ближе к «естественному» гоббсовскому состоянию войны всех против всех, чем к гражданскому состоянию, где есть государство. Те, кто по должности должен был следить за порядком и исполнением законов, на деле были силовыми предпринимателями, предоставляя частные охранные и арбитражные услуги и конкурируя с преступными и неформальными силовыми группами. Они на постоянной основе занимались законной и незаконной конвертацией организованной силы (угроз или насилия) в деньги или другие рыночные блага. В 2000–2010-е годы в России осуществился проект госстроительства с опорой на силовых предпринимателей 1990-х.

 

В разделе «Наше новое прошлое»:

Отношения с прошлым до сих пор полны открытий. Речь не всегда идет о новых фактах – чаще о новом отношении к фактам. Бескомпромиссная (хотя часто душевно ангажированная) работа автора способна даже то время, которое мы сами помним, повернуть к нам новой, трагической или комической, стороной. Здесь собраны книги о том, что мы как будто знаем, но по чему скользим, не видя и не слыша.

 

Блокадная этика. Представления о морали в Ленинграде в 1941–1942 годах, Сергей Яров

Составить из обрывков и провалов памяти документированную, постгероическую историю нашего ХХ века потому так трудно, что страшно. Сергей Яров облегчил эту национальную работу, взявшись за один из самых страшных участков и пропустив через себя, профессионала-историка и петербуржца, воспоминания о «смертном времени» ленинградской блокады. «Чтобы понять, как выстоял человек, нужно принимать его таким, каким он был, без попыток смягчить рассказ, без искажений и умолчаний».

 

 

Обличать и лицемерить, Олег Хархордин

Отношения индивидуальности и коллектива в нашей культуре — тема, которая интуитивно понятна большинству жителей бывшего СССР, но крайне трудно поддается формулированию. Мы все пришиблены этими отношениями, и потому их легче узнать в повседневных практиках, чем описать словами и понять. Описать и понять и постарался социолог Олег Хархордин. Книга посвящена тому, как работу власти исполняет коллектив — от группы воспитанников в интернате и школе до партии и бабушек у подъезда. В качестве методов надзора, спрятанных за взаимоотношения человека и коллектива, Хархордин выделяет обличение грехов, увещевание и отлучение. Книга вновь становится актуальной с возвращением в нашу жизнь симфонии государства и церкви.

 

В разделе «Чужие»:

Отношение к «другому» и возможность (или невозможность) принять его – главное испытание «цивилизованности» на прочность. Художественная литература рассматривает этот конфликт практически всегда со стороны «чужого» – за последние годы появилось множество хроник вживания новичка в мир Запада. Но наиболее общей, безусловно самой влиятельной картиной здесь оказались книги о Гарри Поттере: отношение касты волшебников к «маглам» – признанная метафора отношения «титульной» нации/расы к меньшинствам.

 

Нация, или Могущество мифа. Алексей Миллер

Понятие «нация», о которое в российском публичном пространстве сломано столько копий, давно требовало современного разъяснения на русском языке. И вот оно. Историк Алексей Миллер обобщил в небольшой книге ключевые вопросы и споры о происхождении, развитии и будущем нации в европейской и российской публичной сфере.

 

 

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter