ЕЛЕНА ЗДРАВОМЫСЛОВА О ГЕНДЕРЕ И ГЕНДЕРНОМ РАВНОПРАВИИ

Дата события: 31.07.2017 Спикер: Елена Здравомыслова Рубрика: Публикации в СМИ

Статья опубликована на портале «Реальное время» 20 июня 2017 года под заголовком «В обществе главенствует не собственно мужчина, а правило патриархата».

Автор текста: Александр Шакиров
Фото: Олег Тихонов

О разводе Путина, «гендерно демократичном» Коране и последствиях сталинских запретов на аборты.

В рамах Летнего книжного фестиваля, прошедшего в Казани, состоялась лекция кандидата социологических наук, профессора факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, сокоординатора программы «Гендерные исследования» Елены Здравомысловой. Во второй части интервью «Реальному времени» Елена Здравомыслова рассказала о гендерной свободе мусульманок, которую им могут подарить только мужчины, и возможности женщины стать президентом РФ. Ранее «Реальное время» опубликовало первую часть интервью.

 

ГЕНДЕРНАЯ СВОБОДА МУСУЛЬМАНОК

— Возможно ли в ближайшем будущем, что мусульманская женщина сможет получить больше гендерной свободы?

— Дело в том, что гендерные изменения в традиционных обществах происходят постепенно, незаметно, изнутри. Создаются малые группы работы с каноном, и он не революционно изменяется, а интерпретируется по-другому — в сторону расширения гендерных возможностей и уменьшения гендерных границ. Например, пересмотр канонов, что женщина имеет право делать карьеру в публичной сфере, или она имеет право на сексуальное удовольствие, или она имеет равное с мужчиной право на развод. Тихие реформаторы утверждают, это все там и написано — в Коране или в Торе. Коран самый гендерно чувствительный и демократичный. Но у меня есть вот такое убеждение — и оно подтверждается какими-то историческими исследованиями. Я убеждена в том, что самым сильным триггером в гендерных изменениях, в том числе и в мусульманском обществе, является мужчина (который хочет перемен — в сторону гендерного равноправия, а не наоборот). Мужчина, который изменяет гендерный порядок, рискует многим. Когда отец будет воспитывать свою девочку, чтобы та могла на равных конкурировать с мужчиной в публичной сфере, это даст ей шанс. Эту поддержку мужского меньшинства женщины смогут использовать для расширения сферы свободы и равных прав.

В российском обществе трансформация мусульманских практик в сторону эмансипации и гендерного равенства тормозится одним обстоятельством. У нас все-таки религиозное возрождение в стране. Многие считают, что мы сейчас восстанавливаем поруганные ценности. И поэтому даже не в состоянии критично подходить к религиозным доктринам, их легитимируют, потому что церковь и вера считаются жертвами государственного притеснения советского периода. Многие еще не поняли, что религиозная экспансия захватывает не только гендерные нормы.

И национальное, культурное строительство в многонациональной многокультурной России осуществляется через механизмы религиозного и церковного возрождения. Татарстан как мусульманская республика становится возможным источником культурных расколов, если ими не управлять. Чтобы предотвратить культурные напряженности и сепаратистские настроения, нужно вкладывать ресурсы, чтобы здесь все было хорошо, чтобы здесь был прирученный, ограниченный полезный национализм. Чтобы осуществлялось национальное возрождение через религию и язык, но которое бы не привело к сепаратизму или радикализации. Для этого все время нужно подкармливать национальные элиты. Такова логика федеральной поддержки Казани как центра инноваций, это необходимо (в том числе) для того, чтобы здесь не было сепаратизма. Когда в обществе много национальностей, культур, они потенциально могут быть конфликтными. Как показывает история, в многокультурном обществе необходимо обеспечить довольство и благополучие элиты других культур (ведь элиты выступают ключевыми факторами политических процессов).

 

КТО В ДОМЕ ГЛАВНЫЙ?

— В России в семье главенствует женщина или все-таки мужчина?

— Расскажу вам старый советский и при этом социологический анекдот. Социолог на заводе спрашивает мужчин: «Кто у вас глава семьи?». И они все говорят, что у нас глава в семье муж. «А почему?» — спрашивает социолог. «Потому что мы принимаем главное решение в семье». «А что вы называете главным решением?». «Ну, мы принимаем решение о позиции нашей семьи в отношении Гондураса, в отношении войны во Вьетнаме. А жена по мелочи — где отпуск провести, куда деньги потратить, где дети будут учиться». Вот понимаете, публичное и частное пространства — они не разделены. Жена не главенствует в обществе, но у нее в доме очень значимая роль. В то время как в обществе также главенствует не собственно мужчина, а правило патриархата. Ясно, что у женщины гораздо больше семейных обязанностей. Этот труд, нагрузка дают женщине определенную власть и авторитет в этом маленьком, но важном сегменте социальной жизни. Но они же — эти обязанности — тормозят ее продвижение по карьерной лестнице в публичном пространстве.

— Как российское государство заботится и поддерживает женщин?

— Оно заботится исторически, но довольно часто по-разному свою заботу форматирует. Иногда, государству нужно, чтобы женщина как можно больше работала на предприятиях, потому что не хватает рабочих рук и трудно обеспечить миграцию. Ведь для мигранта нужно построить жилье. А если женщину мобилизовать для работы на заводе, то тогда надо просто детский сад или бабушку мобилизовать.

Государство заботится о женщинах, хотя у нас до сих пор (и это будет пересматриваться) существует дискриминация в том смысле, что возраст выхода на пенсию женщины — 55 лет, а мужчин 60. Некоторые женщины с радостью уйдут на пенсию, потому что они работают на неинтересных, непрестижных, мало оплачиваемых позициях. А другие хотели бы продолжать работать, но становятся потенциальными жертвами увольнения. Государство хочет, чтобы женщина была такой великолепной, делала и то, и се. Получается, что мужчина не поддерживается в его стремлении к балансу семейной и публичной роли.

— Самое ужасное гендерное давление на женщину в советское время?

— Считаю, что для того контекста самым страшным был запрет абортов. С 1935 до 1956 года. В России с 1920 по 1935 год аборты были разрешены и это, в общем, хотя и очень драматично и против религиозных правил, но право на аборт показывает степень свободы женщины, которая жила в тяжелых условиях. Аборты были разрешены как медицинская операция, женщины получали по ним больничный лист, они не совершались подпольно. Аборты при Сталине запретили, а зачастую люди не могли позволить себе рожать детей. Ситуация военная, нищета страшная. Мужчины все либо сидят, либо вкалывают, жилищные условия никакие. И представляете, чтобы там было по пять-шесть детей. А сколько насилия и нежелательных беременностей? И контрацептивная культура другая. Невозможно предохраняться даже традиционными способами, которые требуют приватности, человек должен пойти помыться — а тут коммунальная квартира и без ванной. Криминализация абортов, врачей и женщин — это очень жестоко. Потому что все эти аборты стали делать подпольно. И этот бизнес расцветал до 56-го года.

Про это прекрасно написано в романе Улицкой «Казус Кукоцкого», и есть потрясающий фильм Юрия Грымова. Там две серии про это, как врач-гинеколог ходит к министру. Это реальный исторический сюжет, ничего не наврано. Врачи самой высшей инстанции требовали узаконить аборт.

 

«ОЧЕНЬ МНОГИЕ СТАЛИ ОПАСАТЬСЯ САМОГО ТЕРМИНА «ГЕНДЕР»

— В России понятие «гендер» принимается властями или нет?

— У понятия есть история. Оно пришло в русский академический язык в конце 80-х целевыми усилиями исследователей. Это был не только научный дискурс, но и идеологический. Но потом начался откат. Во-первых, он связан с активизацией РПЦ и активизацией так называемых консервативных инициативных групп, которые стали протестовать против самой категории «гендер». Потому что они усвоили, что гендер — это социальный конструкт. В социологии говорили, что нас интересует не биологический пол, а социально сконструированные модели мужественности и женственности. И вот эта православная общественность вместе с консерваторами в политических кругах стали говорить, что они точно знают, что есть правильный мужчина и правильная женщина; потому что есть религиозная норма. И сейчас очень многие стали опасаться самого термина «гендер», потому что и академический, и литературный дискурс зависят от политического и идеологического давления. В этих текстах православной фундаменталистски настроенной общественности говорится, что те, кто пользуется категорией «гендер», считает, что есть другие формы семьи кроме гетеросексуальной. Что утверждая гендерный подход, тот или иной автор утверждает о возможности пересмотра существующих норм в отношении семьи, сексуальности, мужественности и женственности. А фундаменталисты категорически против этого выступают.

В науке термин «гендер» используется. Но круг людей, которые пользуются этим термином, сузился по сравнению с 90-ми. Есть sex — пол, и gender — род. Вся идея в том, что гендера не два, а целая иерархия. И в разные моменты развития общества, и в разных контекстах акцент делается на один из элементов комплексной гендерной матрицы.

— Объясните на примере. У меня какой гендер?

— Вы человек среднего класса, русский, живущий в Татарстане. Эта ваша личная гендерная идентичность. И существуют гендерные нормы общества, которые на вашу идентичность давят независимо от вас. Каким ты должен быть мужчиной, что возможно для мужчины. Конечно, возможности очень возросли, и жесткость иерархии уже совсем не та, что была в XlX веке. Потому что XX век считается веком гендерной революции.

 

ИМПЕРАТРИЦА РФ

— Когда-нибудь в России женщина станет президентом?

— Да, конечно. Мы все время лет на 15 опаздываем. Есть всегда обстоятельства, которые тормозят. Демократической политики у нас нет, но есть авторитарная политика — это политика номинированного продвижения (иногда — квот). А наша политика номинирования и выдвижения такая, чтобы не быть хуже других. Получается, что машина должна демонстрировать те же показатели, что и в других местах. Но механизмы другие. Мы видим, что давно-давно там женщины-министры. И Путин стал продвигать женщин на уровне административной политики. Чтобы было прилично. В Америке уже черный президент, а у вас только старые мужики с животами!

— Как вы считаете, модель поведения главы государства в собственной семье может транслироваться как пример для всех остальных жителей страны? Иными словами, развод президента Путина не подает пример российским мужчинам?

— В ситуации с Путиным появляется представление о том, что нет ничего обязательного, чтобы политический лидер был женат. Статус разведенца считается допустимым для представителя власти. В целом в РФ очень высокий процент разводов. Развод — это не стигма. Главное сообщение по поводу семейного сценария президента, как мне кажется, можно расшифровать так: он гетеросексуален, был женат длительное время, у него две дочери, он еще и дедушка. Его семейная жизнь вполне укладывается в наши семейные нормы.

 

Первая часть интервью: ЕЛЕНА ЗДРАВОМЫСЛОВА О ПРАКТИКЕ ГЕНДЕРНОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ В РОССИИ

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter